Последний шанс.

1769

ПОСЛЕДНИЙ ШАНС

Катерина вот уже второй час сидела в очереди к бабе Нине. Эта знахарка была последним шансом для молодой женщины. Несколько лет подряд Катя пытается выносить ребенка. Но по непонятным причинам ей не удалось сделать это. «Даже не знаю, что вам сказать… Анализы отличные, никаких патологий нет» — развела руками доктор.

«Но, ведь должно быть этому какое-то объяснение. Если я полностью здорова, то почему не могу родить?» — пыталась понять девушка. «Не знаю. Медицина здесь бессильна. Попробуйте в церковь сходить, что-ли… — тихо произнесла врач.

Катерина с Дмитрием были женаты пять лет. Все у молодой семьи было отлично: достаток, отдельная жилплощадь, любовь и взаимопонимание. Не было одного, — детского смеха в просторном, богатом доме.

Женщина и раньше подозревала, что на них с мужем лежит проклятие, а после слов гинеколога лишь убедилась в своих домыслах.

«Церковь — это хорошо, но в твоем случае поможет только ворожея!» — подсказала подруга, черкнув адресок. «Езжай, нечего раздумывать. Чем скорее, тем лучше!»

Наконец-то, подошла Катина очередь. Она несмело переступила порог низенькой избушки. Увидев перед собой худенькую, миловидную старушку в белой косынке и цветастом платье, женщина улыбнулась. Катя никогда не посещала подобных людей, поэтому нафантазировала, что знахарка обязательно будет страшной, как минимум с клыками и черным котом на плече.

— Здравствуй, дочка! Садись сюда, возле иконы, — произнесла приятным, мягким голосом.

— Вы знаете, у меня такая проблема… — не сдержавшись, Катерина расплакалась.

— Все знаю, милая. И помогу, чем смогу, — умиротворенно произнесла баба Нина.

Женщина послушно присела на мягкий стул возле большой иконы Божией матери. Старушка принялась читать молитву и водить свечой вокруг женщины. Вся процедура заняла минут двадцать. После, баба Нина села напротив Катерины, взяв ее за руку.

— Ты не сможешь родить. Нужно отмолить проклятие, которое с детства висит на тебе, — сказала спокойно.

— Какое проклятие? Кому нужно было проклинать меня? Я никому ничего плохого не делала…

— Ты — нет. Мать твоя взяла страшный грех на душу, а ты расплачиваешься за него, — объяснила знахарка.

— Но это несправедливо! Моей матери давно нет, почему я должна расплачиваться за ее грехи? — недоумевала женщина.

— Это закон вселенной! Мы бессильны против него…

— Вы мне поможете? — с надеждой спросила Катя.

— Нет. Я бессильна здесь. Если бы у тебя была к примеру порча или сглаз, но это… нет, — покачала головой старушка. — Тебе нужно узнать, перед кем так провинилась твоя мать, и попробовать искупить ее вину. И самое главное, не забывай молиться искренне, не только о себе, но и о своих врагах.

— Спасибо, — прошептала женщина.

Катя села в автомобиль и набрала мужа.

— Дима? Меня не будет сегодня. Нужно срочно к тетке съездить. Потом, дорогой. Все потом, —

Катерина завела машину, и отправилась в деревню.

— Катюша! Почему без предупреждения? Я бы баньку затопила! — обрадовалась тетка Глафира.

— Я по делу, — оборвала Катя. — Ты должна рассказать мне правду. Что натворила моя мать? За что я расплачиваюсь? За какие грехи?!

— С чего ты взяла? — растерялась тетка.

Катерина рассказала о поездке к знахарке, пересказала весь разговор.

— Кто бы мог подумать… Ладно, слушай…

Глафира поведала племяннице, что ее мать, Зинаида, была первой красавицей на деревне. Много за ней женихов побивалось, но девушка полюбила женатого. Без всякого зазрения совести, Зина увела

Василия из семьи. Брошенная супруга Василия, Мария, осталась одна с грудным сыном на руках.

Бедолага очень тяжело переживала уход мужа, дошло до того, что Мария пришла к Зине, и ползая на коленях, просила отдать мужа. Красавица-гордячка, прогнала несчастную женщину и высмеяла.

Прежде чем уйти, Мария в отчаянии, выкрикнула страшное проклятие в сторону Зины, и ее не рожденных еще детей…

— И что было дальше? — прошептала в ужасе Катя.

— Мать твоя вышла замуж за Василия, потом ты родилась. Но, как тебе известно, долго прожить им не удалось. Ушли, один за другим. Прям мистика какая-то. Проклятия Марии наверное подействовали. А сейчас, ты не можешь родить…- тетка всплеснула руками, и громко заголосила.

— Скажи, эта Мария, она до сих пор в деревне живет? Хочу, попросить прощения у нее, за грехи родительские.

— У Марии, тоже не все хорошо… Через некоторое время, молодая женщина помешалась. Сначала была спокойной, безобидной… Но однажды, вцепилась в первого встречного, люди еле оттащили обезумевшую женщину. После этого случая, Марию определили в сумасшедший дом, а сына, Леню, отправили в интернат.

— Леня ведь уже взрослый? Он на пару лет старше меня. Выходит, парень мой брат по отцу? — догадалась Катя.

— Да. Только и у него судьба не сложилась… — тяжело вздохнула Глафира. — После интерната, парень вернулся домой. Начал пьянствовать и хулиганить. Дальше — хуже. Леонид как-то потерялся зимой в лесу. Парня нашли на следующий день, спасли. А вот ноги… не удалось спасти. Сейчас ездит на инвалидной коляске.

— Вон оно что… Оказывается, мама не только увела отца из семьи, но и разрушила судьбы ни в чем не повинных людей.

— Получается так! — согласилась Глафира.

— Тетя, отведи меня к брату. Мне необходимо увидеть его, — решительно сказала женщина.

— С ума сошла? Он же пьет постоянно. Не известно, что у него в голове. Езжай домой! Не нужно никуда ходить!

— Нет. Если не ты, то люди подскажут где найти Леонида, — произнесла Катя, подымаясь.

— Хорошо! Будь по твоему! Но, пеняй потом на себя! — в сердцах бросила Глафира, одевая фуфайку.

Женщины шли по заснеженной тропинке к дому Леонида. Зайдя во двор, Катя поняла, что домом, полуразрушенную хибару тяжело назвать. Деревянный забор прогнил, и валялся на земле. Электричества также не было в помещении. В маленьком, грязном окне, виделось свечение керосиновой лампы. Катерина неуверенно постучала в окошко.

— Не заперто! — услышала хриплый, мужской голос.

— Катя, если что, я здесь. Кричи! — шепнула тетка Глафира.

Девушка кивнула головой, и вошла в открытую дверь. В нос ударил спертый запах дешевого табака и вина. Повсюду были разбросаны окурки с пустыми бутылками. За столом, в инвалидной коляске сидел мужчина неопределенного возраста. На столе, свернувшись калачиком, лежала белоснежная кошка. Она была единственным, светлым пятном в этой хибаре.

— У вас кот на столе спит, — растерянно произнесла Катя, не зная, с чего начать разговор.

— Не твое дело! « Белому » все дозволено, он полноправный хозяин здесь, — заплетающимся голосом произнес Леня. Его затуманенный взгляд пытался сфокусироваться на незнакомке. — С чем пожаловала? Если с соц служб, то убирайся! Я не поеду в приют!

— Нет. Я по другому вопросу. Меня зовут Катерина, я твоя сестра по отцу, — быстро выпалила девушка.

— Вот оно что… Сестричка пожаловала! — с издевкой сказал Леонид. — Что тебе нужно? Наследство? Так нет его, дом принадлежит моей матери!

— Леня, я приехала, чтобы попросить прощение. Чем я могу помочь тебе? Леонид дико заржал, с презрением глядя на сестру. В его глазах читалась боль, отчаяние и отрешенность. Чем дольше

Катя смотрела на брата, тем больше находила у него сходство с отцом.

— Есть сто рублей? — неожиданно спросил мужчина.

Катерина молча открыла сумочку, и положила пятьсот рублей на стол. — Благодарю! Свободна, я простил тебя! Если нужно будет еще раз попросить прощение, заходи! — заржал Леня.

— Может, к доктору? Или лекарства какие нужны? — Катя не знала, что еще сказать.

— Благодарю! Пока достаточно. Все, проваливай, мне спать пора!

Катерина вышла из дома, и молча пошла к теткиному дому. Слезы застилали ей глаза, она ожидала увидеть все, что угодно, но такое плачевное состояния брата, повергло ее в шок.

— Ну что? Поговорили? — бежала следом Глафира.

— Поговорили…

— Он простил тебя? — не успокаивалась тетя.

— Да! — отрезала женщина. — Спасибо, что помогла. Я домой поеду.

— Осталась бы до утра, ведь ночь на дворе…

— Нет, мне нужно в город, — соврала женщина.

Больше всего, Катерина хотела побыть в одиночестве. За этот день, на нее сколько обрушилось информации, необходимо было время, чтобы переварить это все.

Всю следующую неделю, женщина ходила неприкаянная. Мысли о Леониде, не давали покоя ни днем, ни ночью. Как бы там ни было, она единственная родная душа, которая осталась у несчастного. Не зная, что делать, Катя решила пойти в храм. После службы, девушка искренне помолилась за всех своих врагов ( как учила ворожея, баба Нина).

— Тяжело тебе, дочь моя? — спросил священник.

Катя огляделась, и поняла, что осталась одна в церкви.

— Простите, я задерживаю вас? Уже ухожу, — произнесла тихо.

— Может, стоит исповедоваться? Облегчить душу?

Катерина заплакала, и все поведала священнику. Рассказывала в подробностях, не скрывая ничего.

— Что я могу сказать? — задумчиво произнес батюшка. — К ворожке зря поехала. Она не права: дети не могут отвечать за грехи родителей. Единственное, что она сказала правильно — это о молитве. Нужно всегда молиться, и не только о родных, а и о тех, кто причинил боль.

— Подскажите, как мне поступить с братом? Я хочу помочь ему, забрать из деревни, но боюсь, что муж не поймет меня.

— Поступай по совести, и по велению сердца!

На следующий день, Катя снова ехала к брату. В этот раз, девушка была серьезно настроена.

— Зачем явилась? Денег дашь? — пробурчал парень.

Леня был трезвым и злым. Было видно, что он чувствует себя очень скверно. — Нет, не дам.

Собирайся, со мной поедешь. Возражения не принимаются! Я твоя сестра, и не могу спокойно смотреть на то, как ты гробишь себя! Если я не нужна тебе, то ты мне нужен. Кроме тебя, у меня больше нет родных…

— Куда? Куда поеду? — опешил от такого напора Леня.

— Сначала в больницу, а потом ко мне домой. У меня двухэтажный дом, огромный сад. Места всем хватит!

Леня смотрел на сестру, не зная, что ответить. С одной стороны — парню надоела такая жизнь. С другой — он совсем не знал свою сестру.

— Давай договоримся, если тебе не понравится, я по первому требованию отвезу тебя обратно. Насильно никто не будет тебя держать.

— Одно условие! — серьезно произнес мужчина. — «Белый» поедет со мной! — кивнул на пушистого котяру.

— Без проблем! Давно мечтала завести кота! — улыбнулась Катя.

***

Прошло три месяца. Леонид полностью освоился в новом доме. Как оказалось, Леня добрый и веселый человек. Парень серьезно увлекся компьютером, и решил выучиться на программиста.

— Леня, завтра привезут протезы из Германии. Через несколько месяцев, полностью станешь на ноги! — похлопал по плечу Дмитрий.

— Спасибо! Даже не предполагал, что когда-нибудь смогу ходить, — прослезился парень.

— Я здесь не причем, это все Катюша… Очень обрадовалась, что нашла брата, — улыбнулся Дима.

Через полгода, Дима с Леней стояли у окон роддома. Счастливая Катя показывала в окошко мужу и брату новорожденных двойнят.

— Весело у нас скоро будет! — засмеялся Дима.

— Ну что, дядя, готов к двум племяшкам?

— Всегда готов! — засмеялся Леонид. — Справимся!

© Милана Лебедьева

Источник

ПОДЕЛИТЬСЯ